BUDO 52
Единоборства в Нижегородской области
Страница обновлена - Понедельник, 21.08.2017, 09:16
Приветствую Вас Гость | RSSНа главную | Регистрация | Вход
Меню
Новое фото
Новое на форуме
Набор в группы



Экипировка

Страйкбол, экипировка для единоборств


В мире единоборств

Товары
Файлобменник
Наш опрос
Где я обычно покупаю экипировку?
Всего ответов: 65
Главная » Статьи » Интервью

Российские реалии и японский язык. Статья Александра Тибулевича

Я начал изучать японский язык самостоятельно ещё в Киевском политехническом институте в начале 80-х. С тех пор прошло уже более 30 лет, но язык я продолжаю изучать и по сей день. По специальности я инженер электронщик. После института, когда я попал в лабораторию по созданию первого в СССР персонального компьютера, знание японского мне пригодилось. Я пытался читать и переводить статьи по электронике и даже мог уже немного говорить. Потом грянул 91-й. Распад СССР. Лаборатория развалилась за три месяца. И тогда меня пригласили сформировать кафедру и преподавать японский в Киевском лингвистическом университете.

В Японию я приехал в середине 90-х по приглашению министерства образования и в Токийском университете иностранных языков продолжил писать работу по японским глаголам. Но так как стипендии на жизнь не хватало (я приехал с женой), решил устроиться в компанию инженером. Выбрав в журнале работу по профилю, я поехал на собеседование и тут же был принят в компанию.

Преподавая японский в университете, я всегда говорил: «Чтобы выучить язык, не нужно заучивать огромное количество слов. Нужно понять культуру страны, что в свою очередь позволит понять принципы построения языка и его использования». Почему пятилетний японский ребёнок говорит значительно чище и свободней человека отучившегося те же пять лет в языковом ВУЗе и обладающего значительно большим словарным запасом, знанием грамматики, истории страны и т. п.? Например, толстовский крестьянин обладал словарным запасом в 250 слов, но я уверен, что его понимали на сто процентов, так как он оперировал теми же понятиями, что и его окружение. Язык – это не только слова. Это и мимика, и жесты. И молчание в нужный момент – это тоже язык.

Итак. Первый рабочий день. 7:30 утра. Час пик. Станция линии JR1 . Стройные ряды желающих сесть в поезд. (В Японии вся платформа разрисована. Там показано и где будет находиться дверь вагона, и то, что нужно стоять в два ряда, стрелками указано, куда должны выходить люди из вагона, есть дорожки для слепых, ведущие от двери вагона к эскалатору. На многих станциях есть даже небольшой пруд или аквариум с рыбками – чтобы сбросить утренний стресс.)

Оценив длину очереди, я как человек с тогдашним советским менталитетом, понял, что стоять, вероятно, придётся очень долго. Почему бы мне не подойти сбоку очереди и не протиснуться в вагон с первым эшелоном, как это делается, мне кажется, и по сей день в странах СНГ? Я подошёл к краю платформы и стал рядом с первой шеренгой. Слов «Куда без очереди!» не последовало. Подошёл поезд. Открылись двери, и люди, не оставляя зазора, плотной стеной, стали входить в вагон. Обладая многолетним опытом, я попытался просунуть руку, надеясь на то, что меня турбулентным потоком втянет в вагон, но руку чуть не сломали, и я, поняв, что нужно делать как все, пошёл в конец очереди. Но не прошло и трёх минут (в то время в час пик поезда ходили каждые 15 секунд), как я оказался в центре вагона, плотно набитого людьми. Через десяток остановок, на станции Акихабара, мне нужно было пересесть на другую линию, но, не владея техникой перемещений по поезду в час пик, я всё ещё оставался в середине вагона! Помня о том, что к выходу нужно готовиться заранее, я решил воспользоваться с детства всем известной фразой «На следующей выходите?» и, если скажут «Нет!», на всякий случай заготовил по-японски; «Тогда давайте меняться». На беду передо мной стояла девушка. У неё я и спросил. Окружающие нехорошо на меня посмотрели. Скорее всего, они подумали, что у меня к ней какой-то интерес. Ведь вряд ли кто-то из них был в России и понимает наши реалии. Я понял, что сказал что-то не то, а также, что, скорее всего, из вагона мне выйти на этой остановке не удастся, но всё же решил больше русские реалии на японский не переводить, а просто посмотреть, как это делают другие.

В Японии не принято справляться о дальнейших действиях у незнакомого тебе человека, особенно у женщин. Просто, так складывалась культура этой страны. Тогда же я понял, что можно правильно перевести практически любую фразу на другой язык, но только зная культуру этой страны. Так, например, фраза «Вы выходите?» по-японски будет «СУИМАСЭН2» (Извините!), которую следует сопровождать определённым жестом рукой. Но, мне кажется, если японец в транспорте в России начнёт кричать «Извините!», то вряд ли кто-то поймёт, что он собирается выходить.

Но как только поезд подошёл к Акихабаре, толпа передо мной расступилась, и я свободно вышел из вагона. По-японски есть выражение исин-дэнсин3  (близкие души понимают друг друга без слов4). Наверное, именно тогда они поняли, что хотел иностранец.

Вот тогда-то мне впервые и удалось вплотную соприкоснуться с реальной жизнью японцев, хотя до этого я бывал в Японии, прочитал о ней уйму книг, уверенно преподавал японский другим, да и жил здесь уже больше года, и мне даже казалось, что о Японии я всё знаю.

Проработав в японской компании около десяти лет и пользуясь транспортом каждый день, могу сказать, что на работу ездишь всегда в одном и том же вагоне, в одно и то же время, с одними и теми же людьми. С течением времени люди начинают друг друга узнавать, но обычно не заговаривают и не здороваются. В вагоне у каждого есть своё место, и если вдруг оно оказывается занятым, это значит – появился «чужой», но такое бывает крайне редко.

Сама линия JR подумана очень рационально. Например, каждый вагон взвешивается. Это нужно для того, чтобы определить количество входящих и выходящих на каждой станции, чтобы регулировать работу эскалаторов и турникетов. Сейчас, чтобы войти на станцию все пользуются электронными карточками «суйка» или им подобными, но сравнительно недавно нужно было покупать билет. Так вот. Если билет покупаешь осенью или зимой, то сдача вылетает тёплой, если летом, то охлаждённой. Это делается компанией JR для того, чтобы не вызвать отторжения у «гостя». Как говорят японцы, «клиент (гость) – это бог».

О традициях в японской компании

В компании у меня сложились довольно тёплые и дружеские отношения, которые сохраняются и по сей день, хотя я уже давно там не работаю. Честно говоря, мне ни разу не дали почувствовать, что я иностранец, но требовали как от японца. Дело в том, что в Японии в компанию поступают в апреле, сразу после окончания института. Но молодой специалист не может сразу приступить к работе. В течение месяца, а в некоторых компаниях и трёх, его обучают, как следует себя вести в своей компании и в общении с клиентами других компаний. Всё начинается с отработки правильного обмена визитными карточками, и с того, какие слова при этом нужно говорить. На одно только это может уйти несколько дней. Затем объясняются цели и задачи компании, как следует вести переговоры, какие слова можно говорить, а какие нет. И так далее и тому подобное. Я же поступил в компанию в июле, как говорят японцы, «на полпути5», а это значит, что до этого я где-то уже работал, и всё и так знаю.

В Японии есть понятие «дзёськи6» (общепринятое) и «хидзёськи» (из ряда вон выходящее). Так вот, эти понятия в наших странах часто не совпадают. Например, когда зимой идёшь на переговоры в другую компанию, пальто нужно снять до входа в двери компании, или, в крайнем случае, в лифте, повесив его на согнутый локоть левой руки. Это проявление уважения, и об этом знает каждый японец. В России же пальто снимают только тогда, когда вы зашли в прихожую, и вам Говорят «Снимайте пальто…». Это будет означать, что вас хотят видеть, и вы можете пройти дальше в дом. Или, возьмем, например, застолье. В Японии, когда вам наливают, нужно обязательно одной рукой поднять рюмку и, в зависимости от того, кто вам наливает, может быть, ещё приложить к ней вторую руку. В России же рюмку от стола нельзя отрывать ни в коем случае. Но это японцу, не знакомому с русскими обычаями, может показаться крайне невежливым. За всем этим стоит многовековая культура обеих стран, к которой, конечно, следует относиться с уважением. Понятия «общепринятого» и «из ряда вон выходящего» складывались веками, обусловлены географическим положением и способами выживания. Например, Япония испокон веков была аграрной страной. Раньше человек в одиночку вырастить рис не мог. Крестьяне выстраивались рядами и, напевая, сажали рис. Из темпа выбиваться было нельзя! Всё делалось сообща. А постоянные землетрясения, тайфуны и цунами? В одиночку таким стихиям противостоять невозможно. Всё это оказывало влияние на формирование генома нации. В свою очередь на территории России преобладало охотничье-собирательское общество. Чтобы добыть еду, на охоту ходили, как правило, в одиночку. Наверное, все помнят рассказы о русских людях, ходящих с ножом или рогатиной в одиночку на медведя? В Японии тоже были охотники, но они всегда жили вдали от крестьян и их вообще считали шаманами. Этим я хочу сказать, что в генотипе русского человека заложено надеяться только на себя. Например, по всей Японии обед начинается в 12 и заканчивается в час, и, как правило, все идут обедать вместе. На территории России время обеда колеблется от 11 утра до трёх часов дня. А многие, вообще, пока часть работы не закончат, на обед не идут. Русский человек, если занят работой, мне кажется, свободно может обойтись без обеда, но японец – нет.

Хочу привести один пример. Японская компания принимает заказы на большие проекты минимум за полгода. Например, у нас был один проект, когда нужно было полностью компьютеризировать 24-х этажное здание. Поставить сервера и подключить к ним компьютеры. Не буду рассказывать, насколько это сложная задача – специалисты поймут. Работу нужно было выполнить в течение недели группой в десять человек. Как только заказ был получен, тут же был нарисован план-график работ, и мы стали проводить еженедельные совещания по 15 минут о том, как можно выполнить эту работу быстрее. Вначале вообще казалось, что и месяца не хватит. Но с каждым совещанием время всё сокращалось. За неделю до начала работ каждый уже знал, за какой участок он ответственный, и в какую минуту в какой точке должен находиться. Могу сказать, что проект мы сделали за четыре дня с тремя десятиминутными перерывами и, конечно же, с перерывами на обед. Казалось бы, зачем так подробно всё расписывать? Если человек специалист, то он и так всё знает и сам всё сделает в срок. Но в Японии рассчитывают не на человека, а на команду. А если команда сделает работу плохо или не в срок, это напрямую повлияет на репутацию компании. А если компания работает плохо, то к ней больше обращаться не будут. Поэтому в японских компаниях после завершения работ по проекту, неважно большой был проект или маленький, обязательно проводят общее совещание7, на котором разбираются ошибки и неточности, допущенные в процессе выполнения работ. На следующий день ответственный представляет отчёт, где указывает меры, которые необходимо принять, чтобы подобные ошибки больше не повторялись. Например, в давние времена, если рис плохо взошёл, всю зиму думали о причинах и их устранении, и это напрямую было связано с выживанием – и не одного человека, а целой семьи.

Но в России чаще бывает наоборот – срабатывает, так сказать, охотничий рефлекс. Зачем думать о том, что будет аж через два месяца, когда и сейчас другой работы полно. Когда время придёт – тогда и будем думать. И, действительно, невозможно спланировать, на ветке какого дерева будет сидеть птица, и как её удастся поймать.

О японской дистанции в общении

Но позвольте снова вернуться к теме «общепринятого». Думаю, многие видели, как японцы при встрече с иностранцами пожимают руку. В Японии руки не пожимают, потому что принято кланяться. Научиться правильно кланяться не так-то просто. Здесь играет роль и угол наклона спины, и положение рук, и направление взгляда, и скорость наклона, и время задержки в поклоне, и многое другое. Иначе говоря, всё это достигается долгими упражнениями. Дистанция, при выполнении поклона тоже играет немаловажную роль. Когда встречаются два японца, они останавливаются на расстоянии примерно в два-три раза большем, чем россияне, и затем выполняют поклон. Эта дистанция несколько больше длины двух мечей. Каждый японец с детства внутренне чувствует это расстояние, и при встрече его ноги естественно останавливаются там, где положено. Мы, русские, тоже с детства знаем свою дистанцию для рукопожатия. Это примерно длина двух рук опущенных под углом 45 градусов. Но что получается при встрече с иностранцем? Например, россиянин остаётся на месте и протягивает руку японцу. Японцу бы подойти и просто пожать руку, но многовековые традиции дают о себе знать, ноги шагу ступить не могут, и он тянет руку, но не дотягивается, остаётся глубоко согнуться в пояснице и… Вот рукопожатие свершилось. При этом от иностранца иногда можно услышать: «О как спину гнёт – значит уважает». Нет, это с уважением не связано – просто сработали традиции. Или наоборот. Россиянин видит, что японец стоит как вкопанный, но руку вроде бы собирается подать. Тогда «наш» подходит к японцу, но уже на свою дистанцию, а эта дистанция для японца уже опасна, и он инстинктивно отклоняется всем телом назад. Тогда от россиянина иногда можно услышать: «Чего он нос от меня воротит, что я ему сделал?» Из таких, казалось бы, мелочей и складывается непонимание. Например, в Японии по одному только поклону можно сразу определить, как к тебе относится человек. Скажем фразу «разрешите откланяться» в её отрицательном значении, японец может выразить без слов одним только поклоном, но при этом, всё же, остаться вежливым. Сравните с общеизвестной фразой «А вот Вам-то я руки и не подам».

Кто прав, кто виноват

Как то в начале девяностых мы с женой приехали на Хоккайдо в город Отару и зашли в торговый квартал, который находился неподалёку от побережья. Всё как обычно. Прилавки, заваленные товарами, у прилавков – никого. Помню, жена захотела купить какую-то безделушку, так чтобы найти продавца и отдать деньги у нас ушло минут 15. Но когда мы уже собирались уходить, вдруг за прилавками стали появляться продавцы. Тогда я у одного из них спросил, почему раньше никого не было, а тут вдруг вышли все? Он ответил, что прибыл корабль с русскими туристами, и если за товаром не следить, то они просто всё разберут и уйдут, не заплатив, что уже было и не один раз.

И кто здесь виноват? Ведь туристам перед выходом в море, скорее всего, было сказано: в Японии перепроизводство, вещи девать некуда, и всё что лежит, так сказать, «бесхозное», можно смело брать, тем самым помогая японцам избавляться от мусора. Это там, в Токио делают насыпные острова из мусора, а на Хоккайдо с этим тяжело! И действительно, в девяностые годы, пройдясь по вечернему Токио, можно было найти довольно приличный выброшенный телевизор или стереосистему. Даже были рисайкл-центры, которые ездили вечером по районам, собирали выброшенную технику и потом, почистив её, продавали довольно дёшево. И мне кажется, что, если кто-то из туристов тогда и брал вещи, не заплатив, то это не от злого умысла, а от незнания реалий данной страны. Например, сейчас, чтобы выбросить телевизор, нужно купить талон за пять тысяч иен. Рисайкл-центры остались, но теперь им тоже нужно платить, чтобы они у тебя забрали ненужную вещь.

Вспоминается ещё один случай связанный с Хоккайдо, но уже в этом веке. Из Ниигаты до Отару ходит паром, который прибывает в порт в 4 часа утра. В терминале есть прекрасный горячий источник, в котором можно отдохнуть в ожидании первой электрички. Так вот, в один из моих приездов на входе в горячий источник появилась надпись «ИНОСТРАНЦАМ ВХОД ВОСПРЕЩЁН!». Когда я спросил, что случилось, то дежурная мне ответила: «Сюда стали приходить русские моряки. Они плавают кролем в горячем источнике (для справки: источник четыре на два метра), громко разговаривают и смеются, пьют водку, а когда туда заглядывает японец, они жестами его зазывают, наливают водку и заставляют пить. Из-за них мы стали катастрофически терять клиентов, поэтому и повесили такую табличку». На мой вопрос: «А мне-то можно?» – она ответила фразой из Ильфа и Петрова: «А водку пить не будете? А голыми танцевать не будете?». И впустила. Мне кажется, если бы японцы стали подобным образом вести себя, например, в московских сандунах, то это только бы приветствовалось, а администрация подняла бы плату за вход. Это просто разные культуры. Правда, и в Японии, и в России есть пословица го-ни ирэба, го-ни сьтагаэ (в чужой монастырь со своим уставом не ходят).

О компании Метрополь JAPAN

С Михаилом Викторовичем Слипенчуком я встретился уже в начале этого века. Он приехал к мастеру Кёкусин каратэ Рояме Хацуо поучиться его искусству. С г-ном Роямой я знаком уже более 20 лет и могу сказать, что это общепризнанный в мире мастер и весьма уважаемый человек в Японии. У него-то я и познакомился с Михаилом Викторовичем. Это оказался очень открытый человек с острым умом и хорошим чувством юмора. Он быстро вписался в наш японский круг и с того момента стал часто приезжать в Японию.

Позвольте мне сделать небольшое отступление. Меня всегда удивляло, как быстро ему удаётся осознавать и принимать элементы культуры Японии. У меня, например, довольно много времени ушло на то, чтобы сжиться с принципами японского общества и начать чувствовать себя в Японии естественно. Но есть люди, которым это дано от природы. Например, у меня год ушёл на то, чтобы научиться есть рамэн со звуком. В Японии лапшу втягивают со звуком – это считается очень вежливым. Научиться этому довольно не просто, так как лапша должна затягиваться потоком вдыхаемого воздуха, а при этом срабатывает рефлекс, не позволяющий инородному телу попасть в лёгкие. На самом деле это делается для того, чтобы не обжечь губы, ведь это блюдо подаётся очень горячим. У Михаила Викторовича это получилось чуть ли не с первого раза. Сам он часто говорит, что когда возвращается из Японии, то на привыкание к России у него уходит около двух месяцев.

Как-то в один из приездов он сказал мне, что является директором группы компаний «Метрополь», что хотел бы открыть представительство в Японии и предложил мне стать директором представительства. На что я ему, естественно, ответил отказом. К тому времени я уже довольно долго работал в японской компании, достиг некого положения и, конечно, никуда уходить не собирался. Но каждый раз приезжая в Японию, он снова поднимал эту тему и как-то раз сказал: «У Японии есть технологии, но нет природных ресурсов. В России природные ресурсы есть, но нет технологий. В общем, эти две страны могут хорошо себя дополнить. Ты работаешь уже десять лет в японской компании и хорошо понимаешь японские реалии. Не попробовать ли нам стать мостом между этими странами?» Конечно, от такого предложения я отказаться не мог, но сказал, что мне нужно обсудить этот вопрос в компании. В компании мне сказали, что не советуют уходить неизвестно куда, да ещё и в какую-то непонятную российскую компанию. В общем, на уход у меня ушло около полугода. Нужно было закончить начатые проекты и передать оставшиеся другим. В день моего ухода компания устроила фуршет на корабле с выходом в Токийский залив, на котором директор департамента сказал: «Если тебе будет плохо, то мы всегда будем рады тебя видеть снова». Так, в апреле 2004 года появилось первое представительство большой российской компании, официально зарегистрированной в Токио, со штатом … из одного человека.

Помню, тогда мы с Михаилом Викторовичем решили, что в штате офиса русских уже достаточно, а остальные люди должны быть японцами, и мы попытались пригласить в качестве советника г-на Сугэкава Кэндзи, профессора Хиросимского университета и бывшего депутата парламента Японии. Сэнсэй Сугэкава тоже сперва не хотел работать с российской компанией. Дело в том, что Вторая Мировая война застала его маленьким мальчиком в Китае в городе Далянь. И он по сей день вспоминает, какого страху тогда натерпелся, когда напрямую столкнулся с солдатами Советской Армии. С тех пор он помнил только два слова по-русски: «спасибо» и «до свидания», но по всему было видно, что он и эти слова хотел забыть, да не мог. За время работы в компании, мне кажется, он всей душой полюбил Россию. Когда мы вместе ездим в Москву, через два-три дня я начинаю говорить, что пора бы домой, но сэнсэй постоянно требует продления командировки. Сейчас он уже несколько лет активно изучает русский язык и уже довольно хорошо может изъясняться. В прошлом году он сдал экзамен на 4-й уровень, а в этом собирается сдать уже на второй.

В течение первых двух лет мы постоянно ходили по японским компаниям и рассказывали о нас и о России. Помнится, тогда Михаил Викторович приезжал в Японию каждый месяц, а то и чаще. Но результатов практически не было. Многие о России вообще ничего не знали, а те, кто знали, то знали только плохое и на контакт идти не хотели. Мне кажется, что за это время нам всё же удалось поменять образ России, конечно не во всей Японии, а только в некоторых её сферах. Об этом говорят реализованные проекты, которые здесь я не буду перечислять.

Хотелось бы добавить, что в конце 2011 года наш генеральный директор стал депутатом Государственной думы и первым заместителем Российско-Японской межпарламентской группы. Надеюсь, что это ускорит процесс сближения между нашими странами.

 

материал взят с сайта http://kyokushinkan.ru



Источник: http://ososvfk.ru/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F-%D0%BA%D0%B0%D1%
Категория: Интервью | Добавил: Riff (24.01.2015)
Просмотров: 635 | Рейтинг: 0.0/0


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Ближайшие события

Матчевые поединки по рукопашному бою

1 декабря - Турнир по смешанному единоборству MMA

1 декабря - Турнир по смешанному единоборству MMA

Мы ВКонтакте
Наша кнопка
BUDO 52 - Единоборства в Нижегородской области
Друзья сайта
Статистика

Анализ web сайта
Онлайн всего: 6
Гостей: 4
Пользователей: 2
lessiezr16, suidereE
Корзина
Ваша корзина пуста



Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг SunHome.ru ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека
Copyright by Fadeev Roman © 2008-2017